Мне нравилось с ним беседовать.

Мне нравилось с ним беседовать.

О высшей йоге - Антонов В.В.

В том монастыре жил старый китаец-даос. Мне нравилось с ним беседовать. Он рассказывал о других землях. Мой мир расширялся за границы монастырских стен.

Иногда мы садились рядом, и он предлагал слушать, как далеко-далеко, на его родине, шу­мит вода в реке. Я не слышал, как шумит вода, но слышал тишину, которая лежала над землёй.

.Тишина была огромна, прозрачна. Она доставала туда, где когда-то жил старый китаец. Потом она оказывалась везде, снаружи и внутри Меня.

Мы часто сидели так, погружённые во внут­реннюю тишину и в покой. Вся суета мира остава­лась снаружи, она не могла проникнуть в бытие тишины... Она не имела права переступать грани­цы тишины сердца, наполненного покоем и лю­бовью...

. Мне нравилось учиться, особенно — изу­чать рукописи, хранившиеся в монастыре. Они бы­ли бесценны. Я жаждал знаний и был готов впи­тывать их, как губка впитывает воду.

И четвёртым Моим учителем стали ЗНАНИЯ.

Я познакомился с группой буддийских мона­хов, от которых узнал много нового. Они не были духовными Мастерами, но рассказали Мне о сво­их взглядах и о некоторых истинах, включая прин­ципы непричинения вреда и служения. Знакомст­во с ними послужило для Меня толчком к даль­нейшему развитию, пробудив интерес к поиску духовной Самореализации. Мне искренне захоте­лось найти в жизни нечто высшее, что наполнило бы её более высоким смыслом... Я ощущал, что должен искать именно высший смысл в жизни, осуществить его и рассказать о нём другим!

Я отправился в Китай и стал обучаться в од­ном из буддийских монастырей художественному искусству. Благодаря этому, вскоре Я встретился с несколькими монахами, которые не просто сле­довали традиции, а были именно духовными ис­кателями. Общение с ними открыло для Меня но­вые перспективы.