Мы всегда были там вдвом.

Мы всегда были там вдвом.

О высшей йоге - Антонов В.В.

И теперь, когда Он смотрит на Землю, — на ней появляется Кайр.

—  А Ты мог бы рассказать ещё хоть чуть-чуть?

—  Когда-то Я воплощался в Средней Азии, рос в традициях суфизма. Тогда и прикоснулся впервые к Изначальному Сознанию. Имя Кайр — оттуда, из того воплощения.

. Помнишь, Я рассказывал о том, что меди­тировал при восходящем солнце в пустыне?.

. Знаешь ли ты, кто такой дервиш? Настоя­щий дервиш — это вовсе не нищий суфийский мо­нах, который просит милостыню. Нет: дервиш — это путник, это — идущий и ищущий... Это — тот, кто идёт по Великому Пути к постижению Творца!

Мой шейх не был Божественен, он был подо­бен тому, кто спокойно отдыхает после пройден­ной части пути. Он не стремился к Богу всеми си­лами души, но пребывал в светлом покое и в гар­монии. Я благодарен ему: именно он научил Меня правильной медитации, правильным приёмам ра­боты сознания.

Одно из первых сильных впечатлений Я по­лучил от суфийского кружения. Этот приём впер­вые позволил Мне ощутить, что Я есть сознание: живой осознающий себя свет, а вовсе не тело.

Кайр начинает медленно кружиться — и свет­лые одежды Его развеваются и превращаются в том движении — в мягкие волны, подобные тем, что на поверхности моря.

Он продолжает кружиться — и эти одежды становятся подобны прозрачной пелене до гори­зонта, под которой мягко колышется море Све­та.

Затем кружение прекратилось — а Свет... ос­тался.

Затем Он продолжает Свой рассказ:

—  А ещё была пустыня. Это — простор, где

—  только пески до горизонта и бескрайнее небо над ними. Там не было никого, кроме Бесконечно­го Всемогущего Бога — и маленькой песчинки в этой пустыне по имени Кайр. Мы всегда были там вдвоём. Один-на-один. И больше — никого, в какую сторону ни обращай взор.