Успех достигают все без исключения.

Успех достигают все без исключения.

Эндогенное дыхание медицина третьего тысячелетия - Исаев Р.А.

За время эксперимента наблюдалось много случаев излечивания стенокардии. Например, Баранов А. А., 40 лет. Стенокардия. Состояние сердца нормализова­лось через 4 недели.

Орлов Г. В., 56 лет. Стенокардия. Боли в сердце. За­нимался 2 месяца. Боли и другие симптомы болезни исчезли.

Данилевич Т. И, 48 лет. За шесть недель полностью нормализовалось состояние сердца.

Малышев П. П., 61 год. За три месяца полностью ис­чезли боли в сердце. Появилась легкость и резко по­высилась работоспособность.

Сегодня можно проводить сотни примеров успеш­ного лечения сердца нашим дыханием. Успех достига­ют все без исключения. Насколько эффективно реаби­литирующее действие дыхания на тренажере проде­монстрировал москвич Орлов В. Н., перенесший тяже­лую форму инфаркта миокарда. Дышать начал в мае 1998 года, хотя инфаркт случился в марте. К сожале­нию, он поздно узнал о нашем приборе и до знаком­ства с ним успел «испытать» весь арсенал современ­ной медицины. В июле, т. е. через два месяца, этот че­ловек был полон оптимизма. Он пришел на консульта­цию, чтобы осваивать эндогенный режим дыхания: "Я хочу не просто вылечить болезнь, но и позабыть с ка­кой стороны у меня сердце." Кроме резкого улучшения самочувствия, общего состояния, физических возмож­ностей (быстрая ходьба без одышки) Валерий Никола­евич рассказал о наблюдениях лечащего врача. За пе­риод дыхания он снял три кардиограммы. Их показа­ния свидетельствуют о последовательном улучшении кровотока в сердце.

В заключение расскажу об интересном случае. На консультационный пункт пришел 82-летний житель Мо­сквы Вильдгрубе Павел Константинович. Вот что он мне сказал: "С Вашим тренажером я хорошо весной землю вскопал. Раньше копал: руки лопату держат, а сердце не тянет. Теперь копаю: сердце тянет, а руки ло­пату не держат.". Ничего удивительного нет, ведь серд­це - главный приоритет нашего дыхания в любом воз­расте. Еще недостаточно энергетической крови омы­вает руки Павла Константиновича. Но что это наступит, я не сомневаюсь.