Бог религиозного человека на самом

Бог религиозного человека на самом

Теория и практика медитации - ИздательствоВ.М.

Легко увидеть, что медитация самосозерцания принци­пиально несовместима с религиозностью. Вера в Бога и Бо- гообраз всецело принадлежат к сфере «ума» и являются его патологически разросшимися модификациями (читта-врит- ти, санскр.). Бог религиозного человека на самом деле пред­ставляет собою психологическую конструкцию, построенную из словесно-идеаторных (нама, санскр.) и эмоционально-об­разных (рупа, санскр.) компонентов.

Медитация-самонаблюдение же построена на прин­ципиальном недоверии к любому содержимому нашей пси­хики. Для неё нет хороших и плохих мыслей, нет того, что надо взращивать, и нет того, что нужно выбрасывать. В ней нет предпочтения одних мыслей и образов - другим. Есть только спокойное и отрешённое созерцание всего что есть, то есть всего, что наличествует в сфере сознания. «Дурные» мысли не изгоняются, «хорошие» - не поощряются. Простое, не отягощённое никакими умственными судорогами, бы­тие-созерцание, бытие, в котором ничто не отвергается, но и ничто не поощряется.

Такая медитация самосозерцания растворяет всё, что дано нам в интроспекции, всё, что мы можем воспринимать. Безусловно, это «всё» относится к сфере грубоматериального, в том числе идея и образ Бога, всецело относящиеся к грубо­материальному аспекту нашей психики.

Медитация-самонаблюдение растворяет любую систе­му верований и потому, по самой своей сути, несовместима с религией. Религиозная обрядовость и молитвенная прак­тика представляют собой выращивание желаемых «духов­ных» и «божественных» доминант, что полностью противо­речит целям медитации-самосозерцания, направленной на достижение состояния полной умственной тишины и неза- мутнённости сознания.