Книга Беседы о жизни изобилует

Книга Беседы о жизни изобилует

Теория и практика медитации - ИздательствоВ.М.

Другой дефект учения Кришнамурти заключается в том, что он попросту не знает, что медитация-осознание имеет две качественно различающиеся формы:

а) медитация-присутствие (осознание внешнего мира);

б) медитация-самонаблюдение (осознание внутреннего мира).

Тот, кто пытается, подобно Джидду Кришнамурти, практиковать осознанность в повседневной жизни, есте­ственно, в большей степени осознаёт внешний мир, нежели самого себя. Книга «Беседы о жизни» изобилует яркими и кра­сочными описаниями обстановки, окружающей автора в мо­мент написания каждой главы, но очень, очень редко описа­ниями его душевного и телесного состояния. Таким образом, у Кришнамурти и его сторонников осознание в повседневной жизни не только имеет намного более низкое качество, чем это было бы в практике сидячей медитации, но и сводится исключительно к экстраспективной (то есть направленной на внешний мир) форме медитации-осознания.

Для развития полноценного внутреннего осознания абсолютно необходимы регулярные систематические заня­тия, проводимые в специально отведённое время, в правиль­ной медитативной позе и, что очень важно, при закрытых глазах. Последнее исключительно важно, поскольку наилуч­шие условия для осознания физического тела и душевного состояния создаёт именно отключение зрительного воспри­ятия. И, конечно же, помимо внешних условий, необходима внутренняя техника или метод медитации-самонаблюдения, который должен быть исчерпывающим образом объяснён всем желающим его практиковать.

Кришнамурти не видел разницы между осознанием при открытых глазах и осознанием при закрытых глазах. По­этому он наивно полагал, что сохранение осознанности в по­вседневной жизни автоматически приводит к растворению ума и возникновению состояния внутреннего безмолвия. Ме­дитация-самонаблюдение, обязательным условием которой является сохранение надлежащей медитативной позы при закрытых глазах, им вообще не практиковалась. Кришна- мурти входил в состояние созерцания внешнего мира, прио­станавливая при этом деятельность ума, но не растворяя его. Затем, выйдя из этого состояния, он начинал анализировать полученный опыт с помощью того же самого ума. Поэтому все его философемы, все его теоретические построения - не более как результат спекулятивного мышления.