Книга посвящена сравнительному анализу творчества

Книга посвящена сравнительному анализу творчества

Теория и практика медитации - ИздательствоВ.М.

«В 1871 году Толстой писал жене из самарских степей, где он лечился кумысом:

«Больнее мне всего за себя то, что я от нездоровья сво­его чувствую себя одной десятой того, что есть . На всё см.отрю, как м.ёртвый, - то самое, за что я не любил многих людей. А теперь сам только вижу что есть, понимаю, сооб­ражаю, но не вижу «насквозь», с любовью, как прежде».

Вот в чём для Толстого основное отличие м.ёртвого от живого».

Этот отрывок процитирован из замечательной книги В.В.Вересаева «Живая жизнь». Книга посвящена сравни­тельному анализу творчества Льва Толстого и Фёдора Досто­евского. Уникальность этой работы в том, что два величай­ших русских писателя рассматриваются в ней как носители полярно отличающихся мировоззрений. Лев Толстой - яркий представитель оптимистического, жизнеутверждающего мировоззрения, тогда как Фёдор Достоевский - несомнен­ный пессимист, рисующий человека и жизнь исключительно мрачными красками.

Крайне интересно посмотреть на материалы, приведен­ные Вересаевым, с точки зрения нашего понимания обре­тения Жизни, как энергетического развития через расши­рение пространственного осознания. Различие между двумя великими писателями в этом отношении колоссально и весь­ма поучительно. Радостный жизненный простор у Льва Тол­стого, и угрюмое прозябание одинокого человека в маленькой комнатке, похожей на тюремную камеру, - у Достоевского.

«Я люблю природу, - пишет Толстой, - когда она со всех сторон окружает меня и потом развивается бесконечно вдаль, но когда я нахожусь в ней. Я люблю, когда со всех сто­рон окружает меня жаркий воздух, и этот ж,е воздух, клу­бясь, уходит в бесконечную даль, когда вы не один ликуете и радуетесь природой, когда около вас жужжат и вьются мириады насекомых, сцепившись, ползают коровки, везде кругом заливаются птицы. А это (альпийская, вершина) - го­лая, холодная, серая площадка, и где-то там красивое что- то подёрнуто дымкой дали. Но это что-то так далеко, что я не чувствую главного наслаждения природы, не чувствую себя частью этого всего бесконечного и прекрасного далека. Мне дела нет до этой дали»[47].