Сидеть в медитативной позе и

Сидеть в медитативной позе и

Теория и практика медитации - ИздательствоВ.М.

Автобиографические заметки Шэн-яня также позво­ляют нам прояснить смысл того, о чём говорится в дзэн- ской истории про сидение в медитации и полировку че­репицы. Западному образованному читателю трудно даже представить, что можно тупо сидеть в предписанной чань- ской традицией позе и при этом не практиковать внутрен­нюю технику медитации. Однако, как показывают заметки Шэн-яня, в те времена это было типовым и распростра­нённым явлением. Тогда вся эта история истолковывается очень просто. Суть поучений Хуайжана состоит в том, что медитация не сводится к простому сидению, т.е. к приня­тию физическим телом определённой позы, требуется на­полнение этой внешней формы внутренним медитативным содержанием. Об этом же говорил и Хуэй-нэн, Шестой па­триарх Чань-буддизма:

«Подлинная медитация является постоянным осу­ществлением прямоты сознания всегда и везде: когда ходи­те, стоите, сидите или лежите.

Заблуждающиеся люди привязываются к внешним признакам и когда начинают заниматься медитацией, то принимают за прямоту сознания неподвижное сиде­ние и искоренение из сознания ложных взглядов, полагая, что это и есть подлинная медитация. Занятия такой практикой уподобляют человека бесчувственным вещам и создают препятствия к Пути-Дао. Но Дао должно течь беспрепятственно, как можно ему препятствовать? Если сознание задерживается на вещах, то значит, оно связывает само себя. Если бы от (простого) сидения в не­подвижном состоянии был какой-то толк, то разве стал бы Вималакирти бранить Шарипутру за занятия сидя­чей медитацией в лесу?!»[11].

Как видим, история с Хуайжаном и Мацзу не ориги­нальна, а является парафразом аналогичной истории из Ви- малакирти-нирдеша-сутры. Далее, совершенно очевидно, что речь идёт не об отказе от медитативной практики, ибо «прямота сознания», о которой говорит Хуэй-нэн, это и есть форма контроля над своим сознанием, сохранение внутрен­ней установки на отрешённое созерцание всего содержимого своего сознания. То есть речь идёт не об отказе от медитации вообще, а о том, что само по себе сидение в позе скрещенных ног, без внутренней практики, не имеет никакого смысла. Сидеть в медитативной позе и практиковать медитацию - это разные вещи. Для нас это совершенно очевидно, но для простых, наивных и малообразованных людей того времени это было непонятно. Нам же сейчас кажется немыслимой и невозможной столь потрясающая наивность дзэнских учени­ков. Увы, именно так всё и было на самом деле. Кем-то за­мечательно сказано, что разум человека всегда ограничен, безгранична только его глупость.