Эти две части всецело различны.

Эти две части всецело различны.

Маха йога - О. М. Могилевера

Мы, таким образом, поняли, что мир нереален как таковой, потому что он не удовлетворяет критериям реальности, данным мудрецами.

Имеется очень много религий, не принимающих это учение, нацеленное на поднятие искателя Истины из трясины неведения, от которой он хочет избавиться. Каждая из этих религий базирует­ся на неком наборе верований, или кредо, куда, в той или иной степени, включено неведение, поддерживающее зависимость. По этой причине приверженцы таких религий не в состоянии принять это учение. Они стремятся опровергнуть его. Но при этом они восстают против критериев Реальности, данных нам мудрецами. Они стремятся преодолеть эту трудность двумя способами. Они отрицают эти критерии. Тем не менее, они чувствуют, что крите­рии верны, и стремятся доказать, что мир реален согласно этим критериям тоже. При этом им всё ещё не по себе, и они успокаива­ют свою совесть, изобретая степени реальности, самый нефило­софский приём, осуждённый всеми мудрецами.

Здесь можно отметить, что мудрецы сделали некоторую уступку человеческой слабости. Этот мир нереален с точки зрения абсо­лютной Истины, но он погти реален, пока неведение сохраняет свою власть над нашими умами[45].

Таким образом, те верующие не имеют действительных основа­ний для недовольства мудрецами. Это учение не означает, что мир нереален для тех, кто всецело верит в тело или ум как свою истин­ную природу — кто не чувствует, что это есть неведение, и вообще не хочет избавиться от него. Древнее предание является двойным. Одна его часть адресована тем, кто не сознаёт пребывания в неве­дении и поэтому не пользуется учением, имеющем в виду развеять то неведение. Другая часть древнего предания адресуется тем, кто сознаёт неведение и старается спастись от него. Эти две части всеце­ло различны. Но эта особенность древнего Откровения не известна указанным выше верующим. Кроме того, они задеты тем неизбеж­ным выводом, что занимают более низкое положение; они также чувствуют некую обиду, что мир, который они считают реальным, должен быть отвергнут как нереальный, и часто желают спорить с нами, являющимися последователями мудрецов. Мы, однако, не спорим с ними, как указали мудрецы, потому что осознаём, что для них является правильным верить так, как они это делают, и, так веруя, наилучшим образом использовать этот мир, пока он длится. Они напоминают спящих, которые убеждены в реальности своих сновидений и не хотят просыпаться. Мы же начали понимать, что эта мирская жизнь является лишь неким сновидением, поскольку Просветлённые указывают нам так; и мы хотим пробудиться.