Каждый полностью убеждн, что глубокомысленные

Каждый полностью убеждн, что глубокомысленные

Маха йога - О. М. Могилевера

До тех пор, пока то осознание не пробудилось, нельзя сказать, что указанный философ избавился от своего неведения: оно про­должает существовать во всей своей силе. Его философские знания не производят никаких изменений в его характере. На самом деле, как указывает Мудрец[33], философ, учившийся по книгам, оказы­вается в более затруднительном положении, чем другие люди. Его эгоизм раздут гордостью знания, его сердце осаждается новыми привязанностями — от которых неграмотные свободны — не ос­тавляющими ему времени для попытки обнаружения истинного Я. Часто он даже не сознаёт саму крайне настоятельную необходи­мость подготовки себя к такому смелому предприятию — путём гармонизации содержания своего ума и направления его энер­гий к А т м а н у, Я, вместо мира. Отсюда следует, что тот, кто знает Атман, Я, только из книг, знает Его не больше, чем более простые люди. По этой причине Мудрец уподобляет его граммо­фону: напичканный книжными знаниями, он не лучше граммофо­на, повторяющего хорошие музыкальные произведения[34].

Книги, нам следует помнить, являются не более чем указатель­ными столбами на дороге к мудрости, что делает нас свободными. Той мудрости в самих книгах нет. Ведь Атман, который нам необходимо постичь, находится внутри, не снаружи. Если и когда око мудрости открыто, Атман будет обнаружен сияющим во всей Своей славе, прямо, без какого-либо посредника. Но изуче­ние книг порождает представление, что Атман есть нечто внешнее, нуждающееся в умственном познании в качестве не­коего объекта.

Крайняя путаница, господствующая в философских и теологи­ческих теориях, обусловлена, говорит Мудрец, этим неведением. Каждый полностью убеждён, что глубокомысленные вопросы, ка­сающиеся мира, души и Бога, могут быть разрешены окончательно и удовлетворительно посредством интеллектуального размышле­ния, подкреплённого аргументами, вырванными из ежедневного человеческого опыта, который является тем, чем является, из-за неведения. Философы и теологи спорили с самого начала творе­ния — если таковое имело место — о (его) первопричине, способе творения, природе времени и пространства, истине или ложности этого мира, конфликте судьбы и свободной воли, состоянии осво­бождения т. д., без конца; но никакая законченность достигнута не была. Шри Рамана объясняет нам, что здесь не может быть окон­чательного вывода — такого, который не может быть опрокинут новыми, или кажущимися новыми, доводами, выдвинутыми све­жими участниками дискуссии — пока истинное Я не осознано. Для