Наоборот, их преданность усиливалась, потому

Наоборот, их преданность усиливалась, потому

Маха йога - О. М. Могилевера

Преданность, по крайней мере, в начале, подразумевает разли­чие; преданный считает Бога Личностью, отличной от себя. По этой причине многие адвайтины рассматривают такой подход не заслуживающим их внимания. Мудрецы не одобряют этого. Кто- то задал Шри Рамане следующий вопрос: “Я не в состоянии медити­ровать на Боге как бесформенном. Медитация на Боге с формой явля­ется более низкой. Что я должен делать?” Мудрец ответил: “Кто при­казал вам проводить различие между более высокими и более низки­ми методами? Если вы медитируете на Боге с формой как Личности, это непременно приведёт вас к цели”. Мы уже знаем, что существова­ние личности означает то же самое, что и обладание формой.

Итак, теоретическое знание Истины не-двойственности, вместо того, чтобы служить преградой преданности, является на самом деле огромной помощью ей. Убеждённые не-дуалисты бывали ис­кренними и ревностными почитателями. Великие святые имели Опыт Единства с Богом и Атманом, Я, и это не сводило к нулю их преданность. Наоборот, их преданность усиливалась, потому что, если прежде их любовь делилась между двумя, а именно их собственным “я” и Богом, то теперь остаётся только Единое, кото­рому расточается вся их любовь. Мудрецы сочиняли гимны Богу, как если бы Он был Личностью, и те гимны полны преданности, хотя авторы также выражают в гимнах Истину Единства, таким образом показывая, что нет практигеской несовместимости между этой Истиной и преданностью. На самом деле Единство пребывает в трансцендентальном Состоянии, в то время как преданность — в относительности.

Адвайтин, или не-дуалист, отдаёт Богу всю свою Любовь, тогда как двайтин (или дуалист) отдаёт Ему только часть. А т м а н, Я — самое драгоценное из всех вещей, как говорят Упанишады, ибо что бы ни было дорого нам, является таковым лишь ради А т м а н а, а не ради себя самого[118]. Когда те двое [“я” и Бог] воспринимаются как двое, тогда любовь неизбежно делится. Когда же те двое яв­ляются одним, любовь является целостной. Поэтому Мудрец и Гита говорят нам, что осознавшие Себя — это самые лучшие из преданных. В действительности высочайшей хвалой Богу — са­мым приятным для Него, если можно так говорить — является не то, что Он есть высочайший Господь всего творения, а то, что Он самый любимый из всех, как Атман, Я, в Сердце. Величие Бога как Бога пребывает в относительности, в майе, но Природа Бога как А т м а н а суть Абсолютная Истина, по ту сторону майи.