НЕВЕДЕНИЕ

НЕВЕДЕНИЕ

Маха йога - О. М. Могилевера

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

НЕВЕДЕНИЕ

Только мудрец может поставить правильный диагноз нашим болезням и прописать правильные лекарства; только он может распутать запутанный клубок правильного и ошибочного знания, который заполняет наши умы.

Прежде всего, мудрецы указывают нам, что причина всех на­ших страданий находится в нас самих, а не вовне. Говорят, что Будда сказал: “Вы страдаете только из-за самих себя, никто не принуждает вас к этому”. Мудрец Аруначалы говорит то же самое; отвечая на вопрос, есть ли что-либо фундаментально ошибочное в самом построении этого мира, он сказал: “Мир сам по себе вполне удовлетворителен. Порицать надо нас, из-за нашего собственного ошибочного способа мышления. Что мы должны сделать, так это проследить первоначальную ошибку, лежащую в нашем подсозна­нии и удалить её оттуда. Тогда всё будет в порядке”.

Это обнаружение и удаление нашей фундаментальной ошибки является единственным из существующих радикальных курсов ле­чения. Все остальные средства — только полумеры, паллиативы. Самое большое, что можно сказать в их пользу, это то, что они по- своему помогают вести нас к этому правильному лечению. Религи­озные вероисповедания и практики, разделяющие мир, представ­ляют ценность только в этой мере. Часто они лишь увлекают и ослабляют ум и откладывают, таким образом, день освобождения.

Фактически, с этой точки зрения, искренний и серьёзный скеп­тик может быть гораздо лучше, чем нетерпимый верующий — тот тип верующего, что не имеет здравого смысла увидеть, что все эти религии существуют для человечества, а не человечество для рели­гий. Такой нетерпимый человек удерживает свои убеждения как подлинную Истину саму по себе, а не как нечто предварительное, к чему не следует относиться слишком серьёзно, как нечто такое, что, возможно, будет опровергнуто действительным переживани­ем Истины, Истины, для которой убеждения являются только не­ким средством. Так называемый скептик не является в действи­тельности скептиком, если верит, что существует нечто истинное и что оно единственно имеет значение; можно с уверенностью ска­зать, что тот, кто предан истине, является наилучшим из всех пре­данных. Никакой преданный не заслуживает уважения, если ему не удаётся постичь, что истина есть полнота смысла и убеждения следует удерживать как нечто священное единственно ради исти­ны, и не иначе. Такой человек находится в гораздо худшем положе­нии, чем честный и серьёзный скептик, потому что, прежде всего, он вряд ли предпримет исследование, обрисованное в главах этой книги. Во-вторых, если он идёт к некоему живущему мудрецу и ищет у него руководства, он, вероятно, неправильно поймёт то, что мудрец может говорить ему. По этой причине мудрецы, как пра­вило, и не передают все имеющиеся у них поучения равным обра­зом всем, кто спрашивает; они утаивают более глубокие истины от тех, чьи умы не открыты, ибо неправильно понятая истина губительнее, чем полнейшее неведение[31]. Кто бы ни желал, поэто­му, получить полный инструктаж от мудреца должен быть готов отложить в сторону все свои убеждения; он не должен быть фана­тически привязан ни к какому мировоззрению. Непредубеждён­ный ученик, который имеет немного или совсем не имеет книж­ного знания, находится, таким образом, в лучшем положении, чем эрудированные ученики с умами, порабощёнными своим сим­волом веры.