Но дело не в этом.

Но дело не в этом.

Маха йога - О. М. Могилевера

Сначала давайте посмотрим на само счастье и выясним, чем оно является. То, что мы подразумеваем под счастьем, есть нечто по­стоянное — что-то такое, что будет пребывать с нами во всей своей свежести и чистоте так долго, пока мы сами существуем. Мир же дал нам не это, но нечто преходящее и изменчивое, и справедливое имя этому — удовольствие. Счастье и удовольствие — две совер­шенно разные вещи. Но мы предполагаем, что удовольствия со­ставляют саму ткань счастья; мы допускаем, что если можем обес­печить на всё время неослабный поток удовольствий, то гаранти­руем счастье.

Но сама природа удовольствия — это непостоянство, ибо удо­вольствие есть просто наша реакция на влияние внешних вещей. Некоторые вещи доставляют нам удовольствие, и мы стремимся приобрести и не отдавать их; но те же самые предметы не достав­ляют одинакового удовольствия во все времена, иногда они даже причиняют боль. Таким образом, ожидаемое нами удовольствие нас часто обманывает, и временами мы оказываемся во власти страдания. Удовольствие и боль являются фактически нераздели­мыми спутниками.

Мудрец Аруначалы указывает нам, что даже удовольствие не определяется вещами. Если бы удовольствие, испытываемое нами в жизни, действительно проистекало из вещей, тогда оно должно увеличиваться с увеличением их числа и уменьшаться, когда их становится меньше, и равняться нулю, когда у человека нет ниче­го. Но дело не в этом. Богатые, обладающие избытком вещей, не совсем счастливы и бедные, у которых имеется очень немногое, также не вполне несчастны. И все, когда спят крепким сном без сновидений, являются в высшей степени и одинаково счастливы­ми. Чтобы гарантировать ничем не нарушаемое наслаждение глу­бокого сна, мы обеспечиваем себя всеми доступными искусствен­ными вспомогательными средствами: мягкими кроватями и по­душками, занавесками от москитов, тёплыми одеялами или про­хладным лёгким обдуванием и т.д. Утрата глубокого сна приравне­на к ужасному злу, ибо ради него люди готовы отравлять сам ис­точник жизни, мозг, смертоносными лекарствами. Всё это показы­вает, как сильно мы любим глубокий сон; и мы любим его, по­скольку в нём мы счастливы.