Но тот долго не возвращался

Но тот долго не возвращался

Маха йога - О. М. Могилевера

Таким образом, ясно, что только тот, кто добился Естественно­го Состояния, — т. е. тот, кто стал безэгостным, — может стать Учителем Истины о Я для других, никоим образом не просто йогин, завоевавший кевала нирвикальпа. То, что достижение последнего не делает [человека] свободным, иллюстрируется Мудрецом на приме­ре йогина, достигшего этого самадхи и способного погружаться в него с усилием и оставаться там годами. Однажды тот вышел из самадхи и почувствовал жажду. Его ученик находился рядом, и он приказал ему сходить за водой. Но тот долго не возвращался с ней, а йогин тем временем снова нырнул в самадхи. Проходили столетия, в течение которых власть на земле [Индии] перешла от индусов к мусульманам, а от них — к англичанам. Наконец, этот йогин пробу­дился, и его первая мысль была о воде, за которой он отправил ученика. Поэтому он сразу крикнул: “Принёс ли ты мне воды?” Здесь несомненно, что ум в скрытом состоянии продолжал существовать в самадхи и возобновил свою активность в той же точке, где он оста­новился. Если ум остаётся в живых, Освобождения нет.

Представляется вероятным, что Естественное Состояние может прийти после повторного переживания другого состояния [кевала нирвикальпа самадхи] в течение нескольких месяцев или лет. Та­ким путём ум может понемногу стереться, точно как кукла из саха­ра, снова и снова погружаемая в море сока сахарного тростника, может износиться в такой степени, что от неё ничего не останется.

Мы сейчас в состоянии ответить на вопрос, который был под­нят и получил ответ давным-давно — в древнем предании. Этот вопрос мог прийти в голову также и читателю этой книги. Состоя­ние Освобождения лишено эго. Таков и глубокий сон. Поэтому может показаться, что существует возможность стать свободным просто уходом в глубокий сон. Но это не так, никто не становится свободным, засыпая. При пробуждении человек обнаруживает себя в такой же зависимости, как и до того. Мы уже видели, что даже йогин, когда он выходит из своего транса, именуемого самадхи, находится в том же затруднительном положении. Вопрос таков: “Почему крепко спящий, который становится безэгостным в глу­боком сне, не остаётся безэгостным? Почему эго снова возрожда­ется при пробуждении [от глубокого сна]?”