Оно должно иметь огромную важность.

Оно должно иметь огромную важность.

Маха йога - О. М. Могилевера

Мудрец также привлёк особое внимание к тому таинственному предложению, встречающемуся в Библии, которое, говорят, было произнесено Богом Самим. Есть рассказ о видении Света, которое явилось Моисею. Из того Света некий Голос говорит ему, на­ставляя его выводить своих людей из Египта. Моисей жаждет узнать, кто говорит с ним; поэтому он умоляет, чтобы ему это сказали, дабы он мог поведать своему народу. Тот Голос говорит ему: “Я ЕСМЬ ТО, ЧТО Я ЕСМЬ”1; это единственное предложение во всей книге[82], которое, как указал Мудрец, целиком набрано про-писными буквами. Оно должно иметь огромную важность. Муд­рец объясняет нам, что в этом предложении Бог выдал тайну Сво­ей собственной природы — что Он есть именно “Я ЕСМЬ”, — вечно сияющий Свет Сознания в наших Сердцах. Другими словами, Он есть Истинная Природа, истинное Я.

То, что только Единое Я истинно, а всё остальное наложено на Него неведением, ясно утверждалось Мудрецом многими способа­ми и во многих случаях.

Истинное Я есть Действительное Сознание, а люди и вещи мира появляются путём приписывания Ему имён и форм. Это выража­ется следующим образом: “Истинное Я, которое есть Сознание, только и реально, всё остальное — нет. Всё так называемое знание разнообразно и суть лишь неведение. Это неведение нереально, по­скольку оно не существует само по себе, отдельно от Сознания, которое есть Я, тогно как нереальные украшения, сделанные из зо­лота, не существуют отдельно от настоящего золота” *.

То, что здесь отнесено к “знанию”, есть сам этот мир. Мир, мы уже видели, есть не что иное, как мысли, возникающие и исчезаю­щие в уме. Те мысли описываются невежественными людьми как знание, ибо они думают, что имеется некий внешний мир, который ум познаёт посредством чувств. Вся сумма этого знания не только суть неведение, но также (просто) не существует. Это мы сейчас можем понять, поскольку источником всего такого знания являет­ся чувство эго. Кроме того, “неведение” есть отрицание, а отрица­ния не существуют сами по себе. Это неведение, состоящее из взгля­дов на несуществующий мир, есть не что иное, как Сознание, кото­рое суть Я плюс имена и формы, созданные умом. Эти имена и формы, говорит Мудрец, нереальны, подобно именам и формам, наложенным на золото, называющим его “ювелирными украше­ниями”, когда на самом деле оно всё время является золотом. Не­обходимо отметить, что Мудрец намеренно употребляет слово “не­реальный” и “реальный”, чтобы квалифицировать “ювелирные ук­рашения” и “золото”. Обычно ювелирные украшения не считаются нереальными. Но здесь цель состоит в том, чтобы проиллюстриро­вать нереальность знания того многообразия, которое суть сам этот мир. Указанные слова используются здесь, чтобы сделать па­раллелизм полным и точным. Если бы тех слов не было, некоторые введённые в заблуждение ученики исказили бы смысл и поняли его так, что Мудрец учит реальности имён и форм. То же самое поучение передаётся и следующим образом: “Реальность подобна освещённому экрану, на котором (при демонстрации кинофильма) движутся изображения; душа, мир и Бог напоминают эти движу­щиеся картины; только Бесконечность (подобно освещённому эк­рану) реальна. Она чиста, без различий. Хотя те (изображения) нереальны, они не отличаются от Реальности. Но Реальность от­лична от них, поскольку существует без них в Своём состоянии Единства (в Безэгостном Состоянии). Тот, кто видит нереальные феномены, не видит Реальности; тот, кто видит Реальность, не видит нереальные феномены. Ум вводится в заблуждение, потому что утрачивает опору в лице недвйжимого Я, которое подобно неподвижному экрану, и видит одно из движущихся изображений как себя, а остальные — как другие души и этот мир”*.