Оно не является ни истинным

Оно не является ни истинным

Маха йога - О. М. Могилевера

Индивидуальная душа нереальна, и отсюда следует, что нет того, кто воспринимает мир. Это может удивить, хотя и не обязательно. Зритель и видимое им неразделимы; они подобны двум концам одной палки, а поскольку палка всегда имеет два конца, то каждое восприятие включает этих двоих, — того, кто видит, и видимое им. Трое, а именно видящий, видимое и отношение вйдения, образуют триаду, неотъемлемым элементом которой является вйдение, ста-новящееся возможным благодаря свету Сознания. Посредством этого света проявляются оба — тот, кто видит, и видимое [им]. Невозможно приписать реальность зрителю и в то же время отри­цать реальность видимого. Если мы принимаем ту точку зрения, что видимое, а именно мир, нереально в любом смысле, тогда мы должны также принять и то, что наблюдающий этот мир нереален в том же смысле и в той же самой степени. Этот наблюдатель является, фактически, неотъемлемой частью мира; и в бодрствова­нии и в сновидении наблюдатель и наблюдаемое составляют еди­ное целое, они появляются и исчезают вместе.

Махарши заставляет нас понять фальшивую природу эго — ин­дивидуальной души — посредством притчи. По случаю свадьбы некий неприглашённый гость, совершенно незнакомый сторонам жениха и невесты, пришёл, выдавая себя за близкого друга жени­ха. Сначала хозяева, а именно сторона невесты, поверила ему и почитала его соответственно. Но со временем возникло подозре­ние и начались расспросы о том, кто он такой и по какому праву пришёл. Обе стороны встретились и начали задавать друг другу вопросы об этом. Самозванец понял, что его обязательно разобла­чат и обойдутся с ним, как он того заслуживает; поэтому он тихо исчез. Эго как раз и напоминает самозванца в этой притче. Оно не является ни истинным Я, ни телом; пока исследование не проведе­но, эго сохраняется и наслаждается статусом истинного Я. Но ког­да совершается исследование — когда поиск истинного Я начался и упорно продолжается — оно исчезнет, не оставляя следа. Здесь в точности то, что Мудрец говорит нам в следующем отрывке: