После встречи с ним я

После встречи с ним я

Маха йога - О. М. Могилевера

Он не делает различия между людьми по их благосостоянию или положению в обществе. Я видел крестьян и джентльменов в автомобилях, что приезжали и приветствовались тем же самым молчанием. Они все сидят на полу и получают то же самое госте­приимство. Фактически Махарши кажется совершенно равнодуш­ным к любым денежным выгодам, которые Ашрам может иметь посредством специального обращения, предоставляемого богатым людям.

Я оставался в Ашраме в течение трёх дней. Махарши беседовал со мной очень доброжелательно и совершенно свободно по не­скольким вопросам, которые я задал ему. Хотя его манера ответа была не столь впечатляюща, как я ожидал, его мысли всегда ясны, сжаты и свободны от всех представлений узости. Хотя он не читал много, как он сам сказал мне в определённом контексте, он легко схватывает все трудные вопросы в Веданте. Моё впечатление та­ково: я, безусловно, не знаю, является ли он джняни или кем-либо ещё, но я убеждён, что он милый и привлекательный геловек, равно­душный ко всем обстоятельствам вокруг него, кто не имеет соб­ственной цели для достижения, кто всегда в бдительной готовнос­ти, даже когда кажется весьма глубоко поглощённым, и кто, можно сказать, совершенно свободен от жадности и тщеславия. После встречи с ним я действительно полагаю, что видел уникальную выдающуюся

К. Лакшмана Шарма посвятил свою долгую и многообразную жизнь Духу и людям, гармонизируя поучения своего Садгуру, Шри Раманы Махарши, с поучениями Упанишад и Титы и с установками на естественную, природную Жизнь — жизнь, которая была дви­жущей мечтой и приложением его философии[140].