Правоверность это моя доктрина,

Правоверность это моя доктрина,

Маха йога - О. М. Могилевера

Религиозный человек всегда думает, что его рвение, направлен­ное на обращение в свою веру, является добродетелью. Это совсем не добродетель, а порок, ибо такое рвение вызывается его эгоиз­мом. Он не говорит себе: “Эта вера кажется истинной и хорошей; поэтому она будет моей, пока я не узнаю лучшую”. Наоборот, он говорит себе: “Это моя вера, а потому она единственно истинна и все должны принять её”. Таким образом, его привязанность к соб­ственной вере является эгоистичной. Вот почему присутствует злоба в его осуждении других верований. Существование таких верова­ний оскорбительно для него. “Правоверность — это моя доктрина,

а ересь — это доктрина других людей” — вот его склад ума. Так и получается, что многие верующие затаивают большую неприязнь к тем, кто лишь немного отличается от них, нежели даже к неверу­ющим или последователям совершенно другой религии.

Мудрец говорит нам об этом так: «Тот, кто не достиг состояния совершенного тождества с Реальностью (которая есть его Есте­ственное Состояние, так как та Реальность вегно сияет в сердцах всех творений как истинное Я) поиском и познанием Её, занимается спорами, утверждая: “Есть негто реальное”, “Нет, всё нереально”, “Реальность есть негто, имеющее форму”, “Нет, Она формы не име­ет”, “Реальность едина”, “Она состоит из двух гастей”, “Она ни та, ни другая”»*.

Из этого нам ясно, что джняни не имеет своего собственного вероучения, символа веры, а причина этого в том, что у него нет эго. Именно эго является верующим или неверующим, в зависимо­сти от случая. Люди, находящиеся во власти эго, подразделяются на две широких группы: те, кто отрицает, и те, кто принимает существование Реальности, лежащей в основании меняющихся ас­пектов мира, включающих в себя тройственное появление, а имен­но: душу, объекты чувств и Бога. Те, кто принимают это, в свою очередь имеют многочисленные различия во взглядах на природу той Реальности. Основные различия упоминаются здесь. Прежде всего, имеется столкновение мнений о реальности формы; есть те, кто принимает, что Первопричина имеет форму; естественно, что некоторые отрицают это. Затем существует спор о единстве или многообразии Первопричины. Некоторые доказывают, что Она едина и что вселенная — некая видимость в ней, так что Она явля­ется и материальной и действенной причиной. Другие это отрица­ют и доказывают, что Первопричина есть Бог, который извечно отличен от душ. Есть ещё и другие, утверждающие что Бог и души ни тождественны, ни различны. Среди них имеются также и те, кто верит в единство [Бога и души], ибо то учение [о Реальности], пусть и достаточно истинное, не должно рассматриваться просто некой догмой, но побуждать к достижению действительного Пере­живания Реальности. Поэтому те, кто не расположен к Поискам, посредством которых должно быть завоёвано это Переживание, ничем не лучше, чем остальные; все в равной степени подвержены влиянию эго и согласны оставаться такими. Поистине, только Переживание А т м а н а реально, а не мнения о Нём, которые подразумевают, что Он может стать объектом мысли. Простое теоретическое знание А т м а н а — даже извлечённое из священ­ного предания — есть неведение, точно такое же, как догмы веру­ющих.