Святой ответил стихом, процитированным выше.

Святой ответил стихом, процитированным выше.

Маха йога - О. М. Могилевера

Это отсутствие восприятия различий является двояким: не­восприятие различия между собой и другими и не-восприятие различия среди других. Первое проявляется в том, что мудрец равнодушен к похвале или порицанию. Последнее видится в том, что названо “равным [беспристрастным, невозмутимым] глазом” в известном, но часто неправильно понимаемом стихе Титы, где говорится, что Познавшие смотрят на все творения одинаково[107].

Равнодушие к похвале или порицанию является, как мы уже видели в первой главе, свойственным для Шри Раманы; как пока­зано в стихе 37 Улладу Нарпаду Анубандхам, процитированном на стр. 55, только тот, кто совершенно лишён эго, не затрагивается похвалой и порицанием по самой своей природе. Есть некий исто­рический эпизод, связанный с этим стихом, рассказывающий об одном из мудрецов недавнего прошлого, и мы должны предполо­жить, что этот случай имел место до того, как он достиг состояния джняни. Тот человек в раннем возрасте отрёкся от мира и блуждал по лесам, практикуя самадхи ради Освобождения. Однажды его встретил школьный товарищ и осыпал похвалами. Этот святой был явно польщён, и товарищ это заметил. Он удивился, что такой святой человек мог затрагиваться похвалой, и сразу высказал то, о чём подумал. Святой ответил стихом, процитированным выше. Смысл его таков: “Почти невозможно человеку отречься от под­чинения куртизанке по имени Похвала, даже если он отверг этот мир как хлам и овладел тайнами священного предания”. Пока остаётся хоть малейший след эгоизма, выслушивание похвалы или порицания будет самопроизвольно вызывать чувство удо­вольствия или боли. Человек, лишённый эго, не затрагивается ими; он не чувствует наслаждения или страдания от восхваления или упрёка, как это выразил Мудрец в следующем стихе: «Для того, кто укрепился в блаженном Естественном Состоянии по ту сторону перемен и, следовательно, не сознаётразлигий и не думает: “Я — один, а тот — другой”, — кто существует для него, кроме Атм а н а, Я? Если кто-либо гто-то говорит о нём, какое это имеет знагение? Для него это звугит в тогности так, как если бы он сам сказал это»[108].