Святые свободны от этих амбиций.

Святые свободны от этих амбиций.

Маха йога - О. М. Могилевера

Ни один мудрец [джняни] никогда не противоречит другому мудрецу. Откровение говорит нам, что все мудрецы [джнянины] суть одно; позднее мы будем в состоянии признать правильность этого поучения.

В то же время, говоря о различии между йогами и святыми, следует сказать, что гораздо полезнее следовать последним, неже­ли первым, хотя нам нужно различать между святым и святым. Ибо, как мы увидим в главе о Преданности, их точки зрения разли­чаются согласно степени их зрелости; чем ближе они к Мудрости, тем мудрее их высказывания. И есть святые, чьи высказывания имеют вредные направленности. Мы также находим, что святые имеют настроения или, вернее, настроения имеют их, чего нет в случае с мудрецами.

Переживания йогов очень сложны, а поэтому их описания име­ют для нас некое непреодолимое очарование. Но в действительно­сти они не сознают власти неведения над собой. Их цель — не прекратить неведение, но достичь — внутри сферы неведения — великолепного положения, которое кажется им заслуживающим того, чтобы стремиться к нему. Они убеждены, что ум сам есть Я, А т м а н. И это тот случай, когда они даже отрицают Его. Они верят в блаженное существование, в котором ум останется в жи­вых, хотя и бесконечно прославленный и наделённый чудесными силами. Это они считают наивысшей возможной целью. Некото­рые из них ещё более амбициозны. Они надеются быть в состоя­нии — после завоевания этих сил, которые они ошибочно зовут Освобождением, получить контроль над миром и затем изменить его до неузнаваемости — установить действительный Рай на земле. Святые свободны от этих амбиций.

То, что ни йоги, ни святые не могут иметь правильного вйдения Истины, было ясно указано мудрецом Шанкарой. В своей работе Вивекагудамани (стих 365) он говорит нам, что вйдение Истины, полученное теми, кто мудрецами не являются, подвержено иска­жению за счёт вмешательства ума, чего не происходит в случае с мудрецами[37].