Только если он вс время

Только если он вс время

Маха йога - О. М. Могилевера

Прежде чем мы рассмотрим ответ, мы можем отметить другую черту глубокого сна, которую встречаем в Откровении. Глубокий сон не только не является воротами Освобождения, но он также и препятствие к Нему. Мы позднее увидим, что если искатель Я глу­боко засыпает, занимаясь садханой, то при пробуждении он дол­жен начать [её] снова. Только если он всё время сохраняет бди­тельность и активно упорствует в садхане вплоть до Обнаружения Себя, он действительно становится свободным от зависимости. Мы обнаруживаем это указание в третьем разделе Тайттирияупа- нишады, где говорится, что Бхригу, получивший поучение от свое­го отца, Варуны, добыл Опыт истинного Я, — именуемый там Бла­женством, Анандой, — сразу от оболочки интеллекта; он не сбросил эту оболочку и исчез в обологке блаженства — анандамайе, которая обычно подразумевает наступление глубокого сна. Выходить за пределы этой последней оболочки — причинного, или каузально­го, тела — следует не отдельно, но только вместе с оболочкой интеллекта.

Когда этот вопрос поставили Мудрецу, он сослался на предание Упанишад, где содержится ответ на него. Между этими двумя со­стояниями [глубоким сном и Безэгостным] имеется существенная разница. Джняни входит в Безэгостное Состояние посредством полного и окончательного отмирания эго, являющегося первич­ным неведением. Говоря на языке относительности, он утрачива­ет контакт с тонким и грубым телами через растворение причин­ного тела, иначе именуемого оболочкой счастья, которое как раз и есть это первичное неведение. Благодаря отмиранию эго он проходит сразу из бодрствующего состояния в Безэгостное Со­стояние, за пределы [всего] относительного. Отсюда ясно, что мудрец освобождается от причинного тела. Но для этого тела нет никакого вида связи между Истинным Я, которым является муд­рец, и другими телами. Поэтому мудрец, джняни, бестелесен и не имеет ума.