Удача благоприятствовала такому смелому предприятию.

Удача благоприятствовала такому смелому предприятию.

Маха йога - О. М. Могилевера

Это место было довольно далеко от Мадурая для его нынешне­го намерения, но не так далеко, чтобы он не мог до него добраться. Поэтому он решил тайно оставить дом и направиться туда, а после этого отдаться руководству Провидения. Удача благоприятство­вала такому смелому предприятию. Старший брат не оплатил свою учебу за последний месяц и отдал ему пять рупий, которые надо было отнести в его колледж. Из них он взял только три рупии, думая, что этого будет достаточно для путешествия поез­дом. Остальные деньги он положил рядом с письмом брату, выра­жающим его решение уйти на поиски своего Божественного Отца и настойчиво требующим не искать его.

Он приобрёл билет и вошёл в поезд на вокзале Мадурая, но как только занял своё место, сразу впал в Безэгостное Состояние и находился в нём почти всё время. В течение путешествия у него не было аппетита, и он почти ничего не ел. Он ошибся в планиро­вании своего путешествия, но провидение исправило это; он дол­жен был пройти часть пути пешком, так как не хватило взятых с собой денег. Однако по дороге он получил немного денег, отдав в залог свои золотистые серьги, и добрался до Тируваннамалая поездом.

Он сразу же направился в Святая Святых храма, в Присутствие, и там воскликнул в экстазе: “Отец, Ты приказал и я пришёл!” И сразу исчез жгучий жар в теле и вместе с ним чувство чего-то недостающего. К тому же, после этого больше не было потока слёз, за исключением одного, когда, гораздо позднее, он сочи­нял гимн преданности для использования своими учениками, который является первым в его “Пяти Гимнах Аруначале”.

Выйдя из храма, он полностью изменил свою внешность, но сделал это механически, без размышления и принятия решений. Цирюльники предлагали свои услуги, и вскоре юноше наголо об­рили голову. Он свёл свою одежду единственно к каупине — набед­ренной повязке и бросил на ступени, ведущие к священному водо­ёму, оставшиеся деньги, одежду и всё принесённое им с последней остановки в этом путешествии. Всё это было сделано с убеждени­ем, что тело не было им самим и не заслуживало обхождения как нечто важное. Он даже пренебрёг принятием ванны, которая обя­зательно должна была следовать за ритуальным бритьём головы. Но внезапный сильный ливень насквозь промочил его на обрат­ном пути в храм.