Ведь они считают обильный поток

Ведь они считают обильный поток

Маха йога - О. М. Могилевера

Так как Рамана ничего не читал и не слышал о Безымянном, Бесформенном, Неописуемом, известном знатокам Писаний как Брахман, у него не было сомнений относительно природы Состоя­ния, которое он завоевал этим Событием. Позднее, когда он узнал, что священные книги описывали Освобождение как состояние, в котором Атман переживается тождественным той Реальности, у него не было даже минимальных трудностей в понимании того, что он сам достиг такого Состояния[20].

Что бы ни происходило в жизни Шри Раманы после этого вели­кого События, относится только к телу и уму, которые выглядели пережившими это Событие, а не к Мудрецу самому. Божественные качества и силы, присущие Естественному Состоянию, вскоре ста­ли проявленными, так как их наличие было необходимо для вы­полнения миссии Бхагавана Шри Раманы в мире.

Так и случилось, что сразу после великого События, в проме­жутках времени, когда его ум не был целиком поглощён Естествен­ным Состоянием, тот начал чувствовать потребность удерживать некоторый объект. Единственно приемлемым объектом был Бог, в любви Которого шестьдесят три [тамильских] святых нашли своё высочайшее счастье.

Поэтому Рамана начал часто посещать храм, чаще, чем до этого. И там, в присутствии Бога, он, бывало, стоял, в то время как пото­ки слёз струились из его глаз — такие слёзы, какие могут литься только из глаз самых ревностных преданных. Самая горячая мо­литва всех преданных всегда о том, чтобы они могли иметь такую же глубокую преданность, как эта. Ведь они считают обильный поток слёз проявлением самой высокой преданности, которая сама есть плод божественной милости. Это проявление чувств в Рамане можно понять, только если допустить, что в предыдущей жизни он уже был таким великим преданным. В этом случае потоки слёз могли также исполнять некую божественную цель, ибо слёзы бо­жественной любви очищают, и те, кто проливают их, таким обра­зом возносятся, а проводники сознания таким образом преобра­жаются. Поэтому мы можем предположить, что таким путем тело и ум Раманы подверглись изменениям, которые сделали их до­стойными служить жилищем великого Учителя, Вестника Бога.