Вот отрывок из воспоминаний К.

Вот отрывок из воспоминаний К.

Маха йога - О. М. Могилевера

Шарма верил, что поучения Шри Бхагавана были сосредоточе­ны на Прямом Пути, Атма-вигаре, и что Шри Рамана не учил метафизическим истинам Веданты просто ради них самих; после­дние имели внутреннюю ценность как помощники в понимании и практике вигары. Сама вигара была средством решения проблем, ибо являлась прямым путём к естественному состоянию, в кото­ром проблемы решались посредством гармонии с единым Я.

Шарма провёл более двадцати лет в близком общении с Бхага- ваном Шри Раманой Махарши и за это время глубоко изучил его поучения. Вот отрывок из воспоминаний К. Лакшмана Шармы[142].

«Однажды, некоторое время спустя после того, как пишущий эти строки прибыл в Святое присутствие, Бхагаван спросил его: “Читали ли вы Улладу Нарпаду?” Пишущий эти строки ответил: “Нет, я не в состоянии понять тамильский язык”. Дело состояло в том, что он [будучи тамилом] был совершенно незнаком с класси­ческим тамильским языком. Но тогда ему пришло в голову, что здесь крылась для него прекрасная возможность. Поэтому он ска­зал: “Если Бхагаван будет учить меня, то я научусь ему”. Итак, Бхагаван начал учить его. Ученик нуждался в медленном (но вер­ном) продвижении, разбирая по одному стиху, и (поэтому) для гарантии запоминания усвоенного смысла стиха он каждый раз сочинял санскритский стих, воплощающий смысл стиха на тамиль­ском языке, прежде чем переходил к следующему. И для уверенно­сти, что этот смысл был правильно передан в санскритских стихах, он показывал каждый стих Бхагавану — для проверки и одобре­ния. Если одобрение не последовало, он переписывал стих столько раз, сколько требовалось для получения одобрения. Таким спосо­бом все стихи были просмотрены и переведены на санскрит”[143].