Вовторых, нет ничего напоминающего действительное

Вовторых, нет ничего напоминающего действительное

Маха йога - О. М. Могилевера

Однажды один молодой человек прямо из университета, из тех, кто изучал науку как свой специальный предмет, пришёл к Мудре-

цу и спросил его о “глухой стене неведения”, на которую наталки­вается учёный в поиске окончательной истины вселенной. Иссле­дуя бесконечно малое, он как раз был в силах угадать существова­ние и поведение определённых таинственных сущностей, именуе­мых электронами, протонами, позитронами и нейтронами, но не мог добраться до них и познать непосредственно, из первых рук, не говоря уже об обнаружении единой окончательной субстанции, причины всего. С другой стороны, в (астрономических) исследо­ваниях бесконечно большого он не мог выйти за пределы туман­ности или звёздной пыли, предполагаемой сырьём творения. Он также не смог узнать тайну основ всей объективной реальности, а именно — времени и пространства.

Шри Рамана ответил, что вопросы о внешнем мире никогда не могут привести к чему-либо иному, нежели неведение; он сказал, что когда геловек стремится познать негто отлигное от себя, не заботясь постигъ истину о самом себе [истинное Я], знание, кото­рое он полугает, не может быть подлинным знанием *.

Нам может показаться очень странным такое оправдание диск­редитации всего человеческого знания одним махом. Но непро­должительное беспристрастное размышление сделает ясным, что Мудрец прав. Во-первых, как видно из вышесказанного, это зна­ние уже подозрительно, потому что не способствует человеческо­му счастью. Во-вторых, нет ничего напоминающего действитель­ное единодушие среди тех, кого мы считаем людьми знающими. Часто этот недостаток единодушия не становится известным ши­рокой публике, поскольку подавляющее большинство тех, кто счи­таются знающими, согласны (между собой), и именно они подни­мают свой голос, тогда как более знающие — кто решительно не согласен с большинством — практически безмолвствуют. И часто случается, что именно они правы, а не то шумное большинство, являющееся главным образом умами посредственными. Обычный человек принимает, что существует такая вещь как наука, отдель­ная от учёного. Но как в религии или философии, так и в науке, имеется различие мнений из-за различий во врождённом интел­лекте и характере. Господин Бернард Шоу заметил, что обращение дикаря в христианство является на самом деле превращением хри­стианства в дикость, ибо этот дикарь, даже будучи крещёным и изучающим катехизис, не перестаёт оставаться дикарём. Поиски истины требуют со стороны искателя определенных совершенств (высот) ума и сердца, которые, несомненно, редки; универсальное образование, конечно, не преуспело в увеличении числа действи­тельно компетентных исследователей. Отсюда следует, что имея дело с одними и теми же данными различные люди приходят к различным выводам. Отсюда следует, что мы должны быть готовы признать, что Мудрец может быть, в конце концов, прав.