А если ему противен ваш?

А если ему противен ваш?

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Конрад Лоренц и Дольник давно и убедительно показали биологичес­кую обусловленность многих аспектов человеческого поведения. Многое из того, что она квалифицирует как грехи, используя их в качестве сред­ства пробуждения вины и давления (впрочем, легко отпуская эти самые «грехи» за определенную мзду), этология ясно представила как атавизмы животной природы человека, естественные программы поведения, полу­ченные от предков.

Японцы считают, что нет поступков моральных и аморальных, есть уместные и неуместные, то, что верно в одних условиях, в иных может быть абсолютно неприемлемым, мораль по-японски - это поведение, точно отвечающее ситуации. Но для этого субъект уже должен быть до мозга костей морален, в то время как «Поведение среднестатистического человека скорее конвенциональное (договорное), нежели по-настоящему этическое, оно не основывается на внутренних убеждениях и принципах, это не более чем бездумное следование общепринятым нормам»2.

С одной стороны - «Никто не имеет права указывать личности, как ей надо жить. Даже если очень хочется. Согласны? Тогда зачем вы зовете ми­лицию, когда видите, что по улице идет голый человек? Вы хотите научить его, как надо «правильно» ходить по улицам? Почему вы считаете для себя возможным вмешиваться? Вам противен его вид? А если ему противен ваш? Он ведь не заставляет вас раздеваться догола, не покушается на ваши

' «Мотивация и личность», с. 179-180

2          Там же, с. 230.

комплексы и стереотипы. Вы не считаете этого человека равным себе, а его мнение равным своему? Почему? Только потому, что так, как вы, думает и ведет себя большинство? А у него другая модель поведения, которая вас не касается. Вот если бы он насильно вас раздевал, тогда да - налицо не­посредственное покушение на вашу свободу. Согласны? Конечно, такой свободы практически нет пока ни в одной стране, нигде еще так не ценят личность. Но я говорю о тенденции. Вы готовы возлюбить непохожего на вас ближнего? Или хотя бы уважать его?»1. Но с другой стороны - должны ведь быть какие-то ограничения?