Это момент истины тело зависает

Это момент истины тело зависает

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

В асанах следует постоянно отпускать мышцы лица, при этом сама собой на нем возникает слабая полуулыбка, которая задействует только семнадцать мышц, когда же лицо напряжено, их работает более сорока. Любое нарушение пустоты (молчания) ума мгновенно отзывается мы­шечной контрактурой в теле, и становится понятно, насколько сильна их взаимосвязь. Углубление начального ЧВН, достигнутого в асанах, имеет

место в самьяме, это третье внимание, натхи характеризуют его так: «Йога - это быть мертвым, оставаясь живым» (конечно лишь на время практики). Можно сравнить это с метафорой христианских мистиков, па­мятование о страстях, которые больше «не включаются», аскеты назвали «животворящей мертвостью».

В любой асане на растяжку и гибкость есть три стадии изменения фор­мы, которые, исчерпавшись, завершаются полной неподвижностью. Снача­ла поза выполняется приблизительно, это первая стадия - движение произ­вольное, я принимаю форму. Ей сопутствует первый этап релаксации - луч внимания скользит по телу, снимая мышечные зажимы. Когда мышцы в целом расслабленны и возникает релаксация ментальная, тело начинает спонтанно оседать - это вторая стадия движения в форме - непроизволь­ное. Когда она иссякает, первое внимание сменяется вторым. При этом в любой «сидячей» либо «лежачей» асане сохранен минимальный тонус мышц, удерживающих форму и положение тела в пространстве. Миними­зация количества задействованных в позе мышц является одним из призна­ков мастерства. В итоге остается обесточенное сознание (начальная стадия ЧВН) и полная физическая неподвижность, сквозь которую едва «просве­чивает» работа дыхания и сердца. Это момент истины: тело зависает на гра­нице формы, дальше которой оно сегодня не может согнуться, либо на ее мышечном «каркасе» (в силовых позах). Со временем возникает и третья стадия - начинает двигаться сама упомянутая граница, идет гомеопатичес­кий прирост общей гибкости вплоть до пределов, свойственных данному организму. Это не чья-то чужая, но собственная, природная гибкость, кото­рая является такой же константой, как давление крови.