Йога Махабхараты, данная в ее

Йога Махабхараты, данная в ее

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

На протяжении всего ведического периода индийской истории (при­мерно с 1000 по 400 год до н. э.), как и в дальнейшем, терминология и де­кларируемая направленность йоги произвольно менялись философскими школами, аскетами и йогинами-одиночками по личному разумению либо под влиянием политических и социальных факторов. Это, по-видимому, процесс неизбежный, но далеко не всегда позитивный. Со временем мест­ные аборигенные культы смешались с персонажами Вед и набрали силу, «переваривая» религиозные представления арьев, собственно, тогда и воз­ник индуизм. К ведическому пантеону были причислены доарийские боги, а жрецы, служившие им, были возведены в брахманское сословие. Вместо Брахмы главным божеством стал Шива («сивый», «седой» - санскр.).

«Махабхарата» поставила знак тождества между Брахманом Упанишад и Вишну (а также Кришной, его земным воплощением), она адаптирова­ла йогу к массовому сознанию. Йога «Махабхараты», данная в ее шестой

’ «Упанишады йоги и Тантры», 1999.

(«Бхагавадгите», буквально «Песня Бхагавата», Кришны) и седьмой книгах (Мокшадхарма- «Основа освобождения»), по этической и социальной на­правленности отличается от системы Патанджали радикальнейшим обра­зом. Понятно, что Гита появилась позднее йоги, поскольку она оперирует ею как предметом, уже давно известным. Основной упор в Гите делается не на личном спасении посредством ухода из социума, а на достижении уравновешенности и совершенства (на ее основе) в обыденных действиях. Йогин не покидает мир, напротив, он должен оставаться в гуще его, не ук­лоняясь от бытия, единственное условие спасения заключается в система­тичной практике и отсутствии привязанности к плодам своих действий. «Равновесием называется йога»' - вот определение «Бхагавадгиты», она исключает из класса йогинов представителей «чистого созерцания», моти­вируя это тем, что способность к нему отнюдь не определяет нравствен­ной настройки человека.