Любое самосовершенствование это всего лишь

Любое самосовершенствование это всего лишь

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Духовность никогда не проникнет в человека через слова, но только совместно с работой тела, души и мысли. Ницше так озвучил свою трех­частную формулу духовности: сверхчеловек, человек, последний человек. Он говорил, что цель духовного развития - стремление именно к сверх­человеку, за что был поднят нацистами на щит, а большевиками предан анафеме. Он утверждал: можно стать человеком, лишь пытаясь выйти

1          М. Волошин. «История моей души», с. 202.

к сверхчеловеческому. Потенциал духовного роста держится на постоян­ном преодолении повседневности, формируемых ею негативных качеств и тенденций. Алиса в Зазеркалье говорила: «Даже для того, чтобы стоять на месте, нужно очень быстро бежать». Лев Толстой, рассуждая о нравст­венности, отмечал, что жизнь подобна быстрой реке, пытаясь сохранить моральность всегда нужно править выше - течение сносит.

Сверхчеловек у Ницше - метафора трансцендентности. Слишком много тех, кто не умеет либо не хочет превозмочь свою животную при­роду, это «Люди, которые и знать не знают, что такое звезда, они толь­ко кивают и улыбаются, и подмигивают, повторяя: «Мы счастливы, мы счастливы... » - таким виделся Ницше образ «последнего человека». Толь­ко преодолевая свое несовершенство, можно приблизиться к духовному рождению. «Нет совершенного человека! — утверждал философ. - Любое самосовершенствование - это всего лишь попытка стать человеком. Но она может быть и неудачной».

Известны люди, которые использовали для духовного развития небла­гоприятные, можно сказать, фатальные жизненные обстоятельства: Ни­колай Морозов, Даниил Андреев, Павел Флоренский, Варлам Шаламов, Сервантес, Ван Гог и другие. Но это, скорее, подчеркивает уникальность упомянутых людей, нежели пользу экстремальных условий, погибли де­сятки миллионов, но превратить нестерпимость бытия в творческий им­пульс смогли единицы.