Началась война, вернуться, чтобы забрать

Началась война, вернуться, чтобы забрать

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Задолго до Ферми и Сцилларда физики сталкивались с явлением ра­диоактивного распада, но его никто не замечал, не знали, что именно нуж­но заметить. Как только явление было осознано, поименовано и описано, оно начало встречаться очень часто. Может быть, в случае сиддх стерео­типные объяснения не дают возможности встать на новую точку зрения?

Случайными Юнг называет явления, отсутствие причин у которых доказано фактически. Пример: женщина фотографирует новорожден­ного сына и уезжает в другой город, оставив фотопластинки на проявку в Страсбурге. Началась война, вернуться, чтобы забрать фотографии, ей не удалось. Три года спустя, уже во Франкфурте, чтобы снять новорож­денную дочь, она снова приобретает фотопластинки. Когда одну из них проявили, оказалось, что изображение дочери наложилось на сделанное три года назад фото ее сына.

Такие события Юнг назвал синхронистичными, они основаны на од­новременном наличии двух состояний: либо в повседневность вторгается нечто инородное, либо с ментальным содержанием сознания вдруг начи­нают совпадать материальные, неизвестно откуда взявшиеся артефакты.

В 1994 году, замечательной крымской ночью на морском берегу я ска­зал сыну: «Как все же портят впечатление дурацкие фонари этих забега­ловок!» После моих слов побережье мгновенно погрузилось во мрак. Сын воскликнул: «Тебе в цирке работать надо, папа».

Подходя в кромешной темноте к домику, я сказал: «Все это, конечно, хорошо, но мне надо бы посидеть с бумагами...» Окна нашей базы отдыха и берег внизу у моря мгновенно вспыхнули электрическим светом.

Подобных мелких происшествий можно припомнить много, например, сон, приснившийся весной 1993 году. В старом доме по улице Куйбышева, который к тому времени был давным-давно снесен, готовился к переезду мой одноклассник Валера, о котором я не вспоминал бог весть сколько. Мне так и не удалось заговорить с ним во сне, видел я и мать Валеры, умершую много лет назад, и даже его соседей. Тем же летом в Симферополе я встре­тил одноклассницу, мы сидели когда-то за одной партой и не виделись ров­но тридцать лет. Когда, перебирая своих ребят, добрались до Арсентьева, Нина сказала, помрачнев: «Он весной повесился, белая горячка...»