Начался спонтанный контакт зала с

Начался спонтанный контакт зала с

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Один из признаков качества силы - непрерывный транзит отражений, без какого-либо «залипания», независимо от их желаний, абсолютное не­вмешательство в личную жизнь учеников (пациентов) при исчерпываю­щей (когда это необходимо) осведомленности в их действительных про­блемах. Если учитель предпочитает коллективные формы тренировки, то ученики не получат навыков самостоятельной работы. Если он дает йогу авторитарно, как в Индии, то тем самым заведомо приучает студентов быть ведомыми, что может обернуться опасной привычкой к управляемости.

В псевдойоговской эзотерике красной нитью умышленно проводится тема секретов и скрытого знания. На самом деле никаких тайн в йоге нет и не мо­жет быть, грамотный учитель просто не вводит в оборот преждевременную для данного человека информацию, личностные же нюансы практики либо терапии всегда конфиденциальны. Замечательно сказал Кастанеда: «Я убе­дился на собственном опыте, что очень немногие хотят даже слушать, а тем более действовать в соответствии с тем, что они услышали. А из горстки тех, кто захочет действовать, лишь единицы имеют столько личной силы, чтобы извлечь пользу из своих действий. Так что в итоге всякая секретность выки­пает в рутину - такую же пустую рутину, как и любая другая»1.

В 1993 году центр «Классическая йога» устроил встречу москвичей с Ам- ританандой, святой из Южной Индии, которая прибыла в страну с группой американцев, жаждавших увидеть столицу рухнувшей империи.

Средних размеров зал был забит разношерстной публикой до отказа. В сопровождении нескольких янки на сцену вышла плотная темнокожая

«Учение дона Хуана. Отдельная реальность. Путешествие в Икстлан. Сказки о силе», с. 567 женщина средних лет, невысокого роста, в алом сари, компания вместе с переводчиками непринужденно расселась на стульях. Начался спонтан­ный контакт зала с Амританандой, вопросы - абсолютно пустые, ожидание перевода, уточнения, смех и галдеж. Святая заразительно смеялась вмес­те со всеми, однако американцы поглядывали на публику с непонятным ожиданием. Минут через двадцать зал притих, что-то изменилось, но ник­то не мог понять, что именно. На самом деле все, я подчеркиваю - все на­ходящиеся в зале! - вдруг почувствовали себя беспричинно счастливыми, словно это был лучший день жизни. У многих этот эффект длился потом не менее трех суток, люди особо чувствительные испытывали его около недели. При всем этом у Амритананды не было жгучей внешности, ог­ненного взора и завораживающих пассов, сила в рекламе не нуждается. Впечатление от общения с Айенгаром было у меня иным: если от святой исходила волна транквилизации и покоя, то рядом с Гуруджи волосы под­нимались дыбом, как от шаровой молнии. Безусловно, оба этих челове­ка самореализовались, но в случае с Б. К. С. Айенгаром средством была йога. Только она дает возможность самосовершенствования без отрыва от повседневности, и если данная книга кому-то это облегчит - моя задача выполнена, в противном случае «Не стреляйте в пианиста, он играет, как может».