По возвращении в Индию Г.

По возвращении в Индию Г.

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Гхош, Ауробиндо (1872-1950) - выдающийся индийский мыслитель, обществ, деятель, поэт и мистик. Родился в Калькутте, в семье врача. В пятилетнем воз­расте был отправлен в закрытую английскую школу в Дарджилинге, а еще че­рез два года послан в Англию и помещен в семью священника, к-рому отцом А. даны были строгие инструкции полностью исключить какое-либо индийское влияние на мальчика. К моменту возвращения домой (1893) он блестяще вла­дел англ, языком, читал и писал по-французски, по-итальянски, по-немецки, немного по-испански, изучил латынь и греческий, но не знал родного бен­гальского языка. По возвращении в Индию Г. старается восполнить пробелы в своем образовании: изучает культуру и искусство родной страны, ее историю и языки, читает древние тексты, труды обществ, и религ. деятелей, работы ре­форматоров, и прежде всего Вивекананды. Влияние идей последнего ощуща­ется в этот период и позже. Его лекции и выступления обсуждаются в тайных кружках, руководимых Г., ближайшими сподвижниками к-рого становятся сес­тра Ниведита (Маргарет Нобл) и Бхунандранатх Датта, т. е. ученица и родной брат Вивекананды. Жизнь Г. после возвращения в Индию распадается на два

контрастных периода - активной революционной деятельности (до 1910) и доб­ровольного затворничества в созданном им ашраме во франц. колониальных владениях (до 1950). Для первого периода характерна своего рода политизация Г. индуизма. В такие понятия, как «дхарма», «яджна», «мантра», вкладывается светское содержание, и они используются в кач-ве терминологич. оформления идей бурж. национализма. В статьях и памфлетах, стихах и выступлениях это­го периода Г. неизменно апеллирует к религии, понимаемой им как некая ду­ховная основа, объединяющая верующих. Подобно Вивекананде, Г. исходит из ведантистских представлений о заложенных в каждом человеке потенциях бо­жеств, творческой силы, реализация коих заключается, по его мнению, в про­буждении национального самосознания. При этом понятие «нация» тоже полу­чает религ. Толкование - как воплощение одного из аспектов божественного начала. Путь к раскрытию и выявлению на деле божеств, потенций личности лежит, согласно Г., через самопожертвование и страдание (тема страдания бу­дет впоследствии энергично подхвачена М. К. Ганди) во имя полного раскрытия и выявления возможностей нации. И чувство патриотизма приобретает явную религ. окраску. Любовь к родине и поклонение богу совмещаются, как совме­щается в проповеди Г. Индия и богиня Кали (Дурга), Великая мать, культ к-рой весьма распространен в Бенгалии. Исходя из этого он рассматривал борьбу за освобождение Индии в кач-ве религ. долга каждого индийца. В опред. период своей деятельности он мечтал о создании некоего духовного братства, члены к-рого- люди, ушедшие из «мира», должны были посвятить себя патриотич. деятельности. Любопытна трансформация в его учении традиционного пред­ставления об аскетах. Пробуждение национального сознания представлялось Г. (как и Вивекананде) результатом необходимой переориентации религ. актив­ности, хотя следует отметить, что в отличие от Вивекананды он выдвигал при этом весьма конкретные и достижимые задачи. Религия становилась своего рода каналом для внедрения в массы идей антиимпериалистич. борьбы. При этом Г. как бы подменял традиционное содержание религии, считая, что наци­онализм это и есть «ниспосланное богом» вероучение, религия, к-рая имеет целью не индивидуальное просветление, не освобождение от цепи перерож­дений, не спасение отдельного индивида, а содействие пробуждению нацио­нального самосознания. Последние 30 лет жизни Г. проводит в добровольном отшельничестве в Пондишери (нынешнее Путтуччери), вне досягаемости для англичан, на территории, управлявшейся Францией. Крайне редко реагируя на события в Индии и в мире, он допускает к себе лишь небольшую группу учеников, причем общение сводится к строго фиксированному молчаливому лицезрению учениками учителя. В непосредств. контакт с ним вступают лишь