Те терникова, но я отказался.

Те терникова, но я отказался.

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

То было легендарное время, когда легализовалось множество апологе­тов Зубкова, а московский центр Айенгара спелся с мутными ребятами из Госкомспорта. Один из них, Ю. Белоус, тогдашний глава НПЦ при НИИ Госкомспорта, предложил мне возглавить у него секцию йоги вместо Л. Те- терникова, но я отказался. К тому моменту Тетерников уже покинул фир­му Белоуса, поскольку после конференции у него как у вице-президента Ассоциации йоги СССР на руках оказались все козыри. Он тут же забрал учредительные документы, печать и ушел в автономное плавание. Найти его по телефонам либо наяву не мог никто. Я по-прежнему работал в сво­ем НИИ, занимаясь в свободное время терапией и наблюдая странные со­бытия в йоговском мире. Удивляться было чему. В непрерывной чехарде семинаров по «йоге», закрученных Тетерниковым (он прикрывался своим статусом в Ассоциации, работу которой сам же и парализовал), Федотова приняла самое деятельное участие, выступая в них как эксперт, хотя не могла не понимать, что связалась с мошенником и полным профаном от йоги. Периферийный народ буквально ломился на местные семинары, не имея ни малейшего представления о том, что такое йога, конкурентов не было, кандидаты химических (Тетерников) и психологических (Федото­ва) наук собирали крутые пенки по советским тогда еще городам и весям. Отснятый Далем Орловым видеоматериал, где Айенгар на мне демонстри­ровал нюансы асан участникам конференции, канул в небытие. Сама Фе­дотова больше не проявлялась, а когда ей еще дважды пришлось помимо воли вместе с Фаеком посетить мой дом, была холоднее льда. На занятиях в своем Центре вела она себя по отношению к новичкам просто беспар­донно, чтобы не сказать крепче, и эту манеру вскоре усвоило ее ближай­шее окружение. Стало ясно, что йога для Елены Олеговны - это бизнес, а я потенциальный, прилюдно одобренный самим гуру, следовательно, самый опасный конкурент. Она не подозревала, что я вовсе не горю же­ланием втягиваться в ее беззаветную борьбу за денежные знаки. В 1993 году Федотова опубликовала свой перевод «Йога-дипики» и вскоре уехала с сыном в США, в Стэнфорд, к мужу, который давно уже работал там по гранту. Не знаю, на каких условиях она оставила свое московское дети­ще Елене Упьмасбаевой, а сама начала преподавать йогу по новому месту жительства. Я не мог взять в толк: как можно учить людей, если собствен­ное поведение противоречит элементарной этике? Однако Бог долго ждет, но больно бьет. Все сделанное нами неминуемо к нам же и возвращается, древние называли такой ход событий гармониями, тайными путями по­рядка, уравновешивающими людские действия. Федотова угодила в йо­гу случайно, исключительно с коммерческим интересом, и, может быть, именно это оказалось одной из причин того, что осенью 1998 года она, ее муж и двенадцатилетний сын были зверски убиты в райском городке про­фессуры Стэнфорда, виновников местная полиция так и не нашла.