Тексты утверждают, что даже в

Тексты утверждают, что даже в

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Человек видит окружающее благодаря микродвижениям (тремору) глазных яблок с частотой от восьмидесяти до ста двадцати герц. Если ос­тановить эту вибрацию относительно объекта созерцания, он перестает восприниматься, в поле зрения остается светло-серое пятно. Кроме того, «...направленность внимания на восприятие слуховых или зрительных стимулов радикально меняет рисунок возбуждения мозговых структур»4.

Тексты утверждают, что даже в состоянии глубокого ментального по­коя у йога сохраняется образ воспринятого (опять-таки речь идет о тех, кто с закрытыми глазами хорошо видит «картинки»), и с какого-то мо­мента становится невозможно разграничить объект, процесс восприятия и воспринятый образ объекта, который «консервируется», застывает на экране сознания. Условиями реализации пратьяхары являются: полная физическая неподвижность, максимально глубокое расслабление и одно­направленность внимания. ССС утверждает, что без аномально сильного (по европейской шкале понятий) расслабления ума и тела медитация не­возможна. Способность глубоко релаксироваться для ученика йоги - то же самое, что для математика владение интегральным и дифференциаль­ным исчислением.

В свое время опыты по сенсорной депривации проводились как в Рос­сии (ИМБП имени Газенко), так и за рубежом. Станислав Лем предвос­хитил их эпизодом с «чертовой ванной» в одном из рассказов цикла «Навигатор Пирке». Результаты опытов озадачивали. Выяснилось, что бодрствующее сознание субъекта не способно длительное время обхо­диться без внешних раздражителей в сочетании с неподвижностью тела. Тем более что испытатели не обладали навыками интроспекции. Человек бодрствовал лежа, не шевелясь, в соленой воде с температурой +36,6 гра­дуса, не позволявшей тонуть, глаза и уши были закрыты. Если образное мышление отсутствовало, на экране сознания возникали вспышки, мер­цания, световые поля, и т.д. Далее возникало ощущения утраты тела, из­менения его формы, уменьшения или разрастания отдельных частей, ил­люзия полета, вращения и т. п.