Тело становится автономным поразительное ощущение!

Тело становится автономным поразительное ощущение!

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Иными словами, мышцы в силовых асанах растягиваются (или сжи­маются) до предела, а ответной сократительной реакции нет, поскольку релаксация тормозит, а затем и прерывает обратную связь. Работа есть, и мощная, но сигналы с периферии не проходят, ЦНС временно отреза­на от опорно-двигательного аппарата. Когда такое состояние становится реальностью, любая работа в асанах перестает «вздергивать» ЦНС. Тело становится автономным - поразительное ощущение! Об этом говорят мастера каратэ и у-шу, упоминая о «центре», который находится где-то в животе и остается неподвижным, что бы ни делал практикующий.

Расширение адаптивных возможностей синергично, свойства, приоб­ретенные в каком-либо виде деятельности, проявляются всюду. Скажем,

1 «Физиологические аспекты йоги», с. 54.

в пранаяме мы тренируем организм к повышению уровня углекислоты,

и,  как следствие, в этом же процессе более качественно усваивается кис­лород. Когда мышечная работа «отцеплена» от нервной поддержки, ста­новится ясно, какое громадное количество энергии человек растрачивает понапрасну во время бодрствования.

В состоянии покоя весь объем крови совершает полный «оборот» по телу примерно за три минуты, это время и является максимально выгод­ным для выдержки «лежачих» и «сидячих» асан (кроме базовых). Более длительная экспозиция должна сопровождаться высоким качеством ре­лаксации, в противном случае можно перегрузиться незаметно.

Чем качественнее расслаблена не вовлеченная в сохранение данной позы мышечная «периферия», тем сильнее работает именно то, что на­гружено, тем самым шаг за шагом развивается огромная физическая сила. Один из секретов Хатха-йоги заключен в точечной фокусировке усилий и способности долго сохранять ее без утраты общей релаксации. Асаны либо их блоки (несколько поз, выполненных с минимальным интервалом в минуту либо две) следует разделять более длинными паузами, например трехминутной Шавасаной, за это время «стирается» силовой рисунок пре­дыдущей формы и возникает молчание ума.