VI.  Архетипическое сознание (Единое субъект).

VI.  Архетипическое сознание (Единое субъект).

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

1          «Шесть колонн», с. 31 7-320.

первый: можно ли их «вытащить»? Вопрос второй: зачем? Суммарный ин­формационный поток извне подкорка фиксирует при весьма ограничен­ном участии сознания, этот процесс реализуют древнейшие структуры мозга. Не исключено, что полная «запись» потока существования являет­ся связующей средой между архетипическим и личным бессознательным, чем-то вроде эфира в космологии, сквозь эту среду из первобытной био­логической тьмы «всплывают» импульсы инстинктов, побуждений, на­следственно закрепленных реакций. По мере продвижения «снизу вверх» в каждом слое психики происходит их трансформация с окончательным преломлением в высшие человеческие ценности и культурное поведение.

VI.  Архетипическое - сознание (Единое - субъект).

Сознание может соприкоснуться с базовой информацией самой струк­туры, которая вообще не воспринимаема органами чувств индивида - быть может, это и есть просветление окончательное. «Способы обучения искусству бессмертных предполагают стремление к спокойствию и уми­ротворению, чистому и пресному, к очищению и избавлению от страстей, квнутреннему видению и обратному слушанию...»1

Мозг индивида — фрагмент вневременной материи рода, которая, с одной стороны, представлена неповторимым Я (неокортекс), с другой- подкоркой и ВНС, биологическими «устройствами». Быть может, имен­но в мозгу находится «чип» сети слабых взаимодействий, при активации которого возникают сиддхи. Такая активация случается при катастрофах тела и сознания, а также в самьяме, при торможении коры, потенциал бодр­ствования которой обычно «забивает» сигналы подкорки. Упомянутый «чип» продуцирует символический материал, предъявляемый сознанию в озарениях, снах, галлюцинациях, предчувствиях, интуиции. «По стали, мрамору и дереву рукой внимательной скользя, я проходил - и плоть не верила, что их глубин постичь нельзя. Я слышал ясно излучения - то спря- танней, то горячей - от страстной, как созданье гения, нагой поверхности вещей. Я знал: то было эхо смутное живых, кипящих мириад, чьих рук касание минутное предметы бережно хранят. Но вник я мудрым осязани­ем еще безмерно глубже: в тло, в пучины, чуждые названиям и рубрикам «добро» и «зло». Тот слой связует человечество с первичным лоном бы­тия; быть может, в древних храмах жречество о нем шептало, смысл тая. Но имя то газообразное как втисну в твердый хруст речей? Слова - затем, чтоб значить разное. Их нет для общей тьмы вещей» (Даниил Андреев).