Втретьих, каждый свою норму знает.

Втретьих, каждый свою норму знает.

Йога искусство коммуникации - В. С. Бойко

Никто не возражает против здорового образа жизни, но подавляющее большинство людей считает, что это связано с ограничением свободы, ко­торая дает неотъемлемое право делать с собой все, что угодно.

Сообщение на конференции realvoga.ru от 06.2003, Lana:

«Я встречала частнопрактикующих врачей из вполне традиционных направлений медицины, которые положительно относятся к йоге, но они говорят, что редкий пациент готов взять на себя ответственность за свое здоровье. Одной из причин такого положения вещей называют советский медицинский официоз, который наряду с идеологией воспитал подобное отношение граждан».

С этим трудно согласиться, поскольку в СССР далеко не все было так уж плохо как со спортом, так и, к примеру, с образованием. Лично я не стал бы винить только медиков. В 1924 году запрещенная с 1914-го водка верну­лась на магазинные полки, одновременно большевики объявили физичес­кое развитие «нового человека» одной из задач окультуривания масс. Сам термин «физическая культура» был введен в обиход наркомом здравоох­ранения Н. Семашко и всемерно поддерживался главой Всевобуча Н. Под­войским. Государству нужны были граждане, преданные идеям коммуниз­ма, самозабвенно служащие начальству, чуждые мещанского стремления к материальному благополучию и пышущие здоровьем. Но среднестатис­тический пролетарий, когда его не трогали, был вполне доволен наличием водки, махорки и карт, а о здоровье не вспоминал вообще. Этот же обычай плавно переместился и в брежневскую эпоху. В советском обществе выпив­ка была средством идентификации человека с окружением, средством при­знания со стороны коллег и товарищей. Все мои друзья юности достаточно рано и систематически стали потреблять алкоголь, при этом мы нормально учились, увлекались спелеологией, скалолазанием, пропадали на море - за­мечательная жизнь была тогда в Крыму! Мои робкие попытки уклонения от «народной традиции» воспринимались с досадой, мне популярно объ­ясняли, специально для тугодума: во-первых, у нас свобода, и если чело­век желает выпить, какое кому до этого дело? Во-вторых: если ты нормаль­ный мужик, то не хряпнуть за дружбу и здоровье - это явное неуважение и вызов! В-третьих, каждый свою норму знает. В-четвертых, ты что, самый умный и дольше всех прожить хочешь?! Меня, непьющего отщепенца, снисходительно терпели, потом привыкли, а после армии даже хвастали, как экспонатом: «А вот у нас - не поверишь! - есть свой в доску парень, но непьющий! Да нет, не больной он, просто не пьет и все, йог... его мать!»