Конечно, каждое гниение недопустимо, даже

Конечно, каждое гниение недопустимо, даже

Практика агни йоги - В.В. Перевалов

Утонченное состояние сердца вызывает особую деятельность всех чувств. Обоняние, слух, зрение, вкус действуют беспрерывно. Нет тишины, ибо при замолкании земных звуков начинают доносить­ся отклики Тонкого Мира. Нет момента без запаха, ибо даже самый чистый воздух полон ароматами; нет зрительной пустоты, ибо све­та Тонкого Мира не оставят глаз открытый и даже закрытый. Разве самое чистое небо не полно образованиями? Также не может быть бездействия вкуса, когда сам человек есть сильнейшая химическая лаборатория. Относительно осязания сами знаете, насколько Тонкий Мир может прикасаться. Так, не уходя из Мира сего, сердце делает нас соучастниками множества тонких проявлений. (330)

Утончение сердца подскажет отказ от мясной пищи. Трудно ре­шить, где наибольший вред — от поглощения мяса или от привле­чения мясом нежелательных гостей? Даже мясо сушеное и копченое по запаху привлекает голодающих Тонкого Мира, и если при этом их приветствовать какими-то мерзкими словами, то получится самое вредоносное сообщество. Многие принимают пищу молча или сопро­вождая ее достойными речами. Конечно, каждое гниение недопусти­мо, даже овощи должны быть не допущены до разложения. Людям немного нужно — два фрукта, немного мучного и молоко. Так можно очищать не только внутренность, но избавиться от многих соседей. Следует врачам, изучающим меры борьбы против рака и камней в пе­чени, обратить внимание на эту примитивную профилактику. Говорят о курении благовоний и о духах, но ведь и некоторые яды благовонны и убивают сознание! (331)

Перерождение, ожирение, расширение сердца происходят от не­допустимых условий жизни. Порок сердца вследствие кармических причин очень редок. Расширение сердца может быть от хорошего потенциала, но не использованного. Ожирение сердца составляет не- простимое проявление, ибо каждое ожирение может быть в зачатке прекращено. Труд лучшее противоядие против способности к ожире­нию. Устремление к труду лучшее укрепление сердца. Не работа, но перерыв сердечного устремления действует разрушительно. (341)