Можно удовлетворить, насытить желудок, мышцу,

Можно удовлетворить, насытить желудок, мышцу,

Практика агни йоги - В.В. Перевалов

Опять приступят с вопросом — отчего так мало сказано во всех Заветах о Тонком Мире? Сказано везде много, но люди не желают замечать этого. На древних иконах можно видеть сферы зеленые, иначе земные, и сферы красные — огненные, иначе Мира Тонкого. На одном изображении можно видеть целые сцены в зеленых тонах и рядом красный мир Ангелов. Все пророчества наполнены вестями о Тонком Мире. Даже в Коране Мир Тонкий не забыт. Невозможно назвать ни одно Учение, где бы не было отведено места жизни Тон­кого Мира. Можно ли мыслить о сердце, о психической энергии, не памятуя о Мире Тонком, громадном и столь неразрывном с миром плотным?! (148)

Даже псы знают о Тонком Мире, но люди не желают обратить внимание на действительность. Тонкий Мир есть возвышенная субли­мация земной сферы. Огонь есть одно из основных явлений каждой сублимации. Но если люди так далеки от осознания Тонкого Мира, что же тогда сказать о Мире Огня, где Огонь есть сущность всего Бы­тия! Как далек будет этот мир от современного понимания жизни; но кто знает о Мире Тонком, захочет подняться и в Мир Огня. (159)

Мало утвердить сознание, нужно научиться сохранять его в раз­ных состояниях. Один клинок нужен для резания бумаги, другой для дерева и совершенно иной для металла. Можно сравнить мир физиче­ский, тонкий и огненный с сопротивлением бумаги, дерева и метал­ла. Нужно постоянно приучать себя к сознанию Тонкого и Огненного Мира. Нужно привыкать к состоянию бессменного труда, бесконечно­го и неустанного. Только высшее самообладание и готовность к опас­ности может приготовлять к сферам огненным. (162)

Неудовлетворимость есть качество для Тонкого Мира. Можно уловить в нем вечное движение, ибо без этого движения нельзя про­двигаться в мирах высших. Можно удовлетворить, насытить желудок, мышцу, но что же может насытить сердце? Даже созерцание Высше­го Света наполнит порывом, но не пресыщением. Сердце пламенное, сердце ненасытное, сама боль мира лишь устремит тебя! Туман, за­стилающий глаза пресыщенные, обратится в сияние пламени зажжен­ного сердца. (164)