Нельзя понимать лишь денежное даяние

Нельзя понимать лишь денежное даяние

Практика агни йоги - В.В. Перевалов

Даже сам крест бессилен без сердца. Даже самая чистая Прана не войдет в злобное сердце. Даже Оум останется ничем перед сердцем лживым и предательским — так запомним, чтобы никакое одержание не проникло в сердце. (205)

Сердце по существу своему есть свыше действующий и дающий орган; потому в природе сердца всякое даяние. Каждое положитель­ное Учение заповедует даяние, ибо без даяния сердце не живет. Нель­зя понимать лишь денежное даяние или ненужными предметами; ис­тинное даяние в духе. Пусть каждое сердце источает потоки даров духа. Недаром сказано, что каждое биение сердца есть улыбка, слеза и золото. Ничто иное не может так утончить сердце, как беспредель­ное духовное даяние. Источник богатств, как духовных, так и матери­альных, есть сердце. (386)

Если еще успеете уговорить людей, что сердце участвует в ми­лосердии, сострадании и любви, то другие области сердца останутся непонятыми. Разве, если будете говорить о космогонии, рассудок не поставит перед вами тысячу неизвестных? И без мужества сердца эти беседы потеряют высшие пределы. Также без участия сердца вы не можете говорить о качестве, которое лежит в основе всего сущего. Качество отвергнуто рассудком, но уже видите, как опрокидывается жизнь без почитания качества. Лишь сердце будет радоваться истине качества. После сложных вычислений остается спасение лишь путем сердца. Пламень неукротимый, ужас яда распущенного может быть лишь сердцем встречен. Притом нужно начать познание сердца с пер­вых ступеней, ибо день вчерашний от сердца отказался. Таким обра­зом мы как бы получили новое сокровище. (418)

Поистине, ничто не повторено во Вселенной. Но все-таки самым индивидуальным остается сердце человека. Но кто же измерит эту бездну? Кто же примет на себя задачу разъяснить и твердить народам о сердце? Не законники, не врачи, не воины, не священники, но Сестры Великой Горы примут на себя торжественную обязанность возложить руку на болящее сердце, другою рукою указав на беспредельную Бла­годать. Кто же сумеет понять торжественность любви, соединяющей серебряную нить с твердынею Сердца Высшего? Потому так посылаем Сестер на подвиг сердца. Нельзя явить необъятность Высшего Сердца в понимании неявленного сознания. Должна создаться заботливость не оскорбить торжественность чем-то мелким, несоизмеримым. С та­кою мерою пойдут на Служение Сестры Горы. Так они оградят сердца народные от мерзости и смрада, порожденного тьмою. (453)