О действии и мысли

О действии и мысли

Практика агни йоги - В.В. Перевалов

Среди огней сердца самый яркий пламень самопожертвования. Именно этот доспех отвращает стрелы вражеские и создает про­славленную неуязвимость. Огонь мужества — лишь часть пламени самопожертвования. Конечно, самопожертвование не значит непре­менно принесение себя в жертву, но оно соответствует готовности победить за дело Высшего Мира. Также можно заметить отклоне­ние огней при малейшем уклонении от Иерархии. Как вихрь погашает светочи, так уклонение в бездну Хаоса разрушает огни сердца. (536) О качестве любви. Говоря о качествах любви, отметим любовь задерживающую и любовь устремляющую. По существу, первая лю­бовь земная и вторая небесная. Но какое множество созиданий разру­шено первой и такое же множество окрылено второй. Первая знает все ограничения пространства и сознания, но вторая не нуждается в ме­рах земных. Она не затруднена расстояниями и суждениями смерти. Первая знает мир, как планету, вторая же даже не затруднится перед уничтожением планеты, ибо перед нею все миры. Истинно, вторая любовь идет как по физическому миру, так и по Тонкому, и по Огнен­ному. Она зажигает сердца для радости высшей, и тем нерушима. Так расширим сердце не для Земли, но для Беспредельности. (242)

Поймем любовь, как двигатель расширения сознания. Сердце не будет пламенеть без любви, не будет нерушимо и не будет самоотвер­женно. Так принесем признательность каждому вместилищу любви, она на границе Нового Мира, там, где упразднены ненависть и нетер­пимость. Путь любви есть напряжение энергии космической. (243)

О действии и мысли

Сперва говорил вам о действии, но теперь утвердим мысль. Дей­ствие, даже самое возвышенное, затрагивает сравнительно низшие слои, лишь мысль по природе своей может воздействовать на Пер­вичную Субстанцию. Сперва говорил о действии, как о досягаемом очевидно, но при достаточно расширенном сознании пора утвердить значение мысли. Множество действий без мысли остаются на поверх­ности Бытия, не отличаясь от действия мира животного. Но если гово­рим о чувствознании и о сердце, то необходимо утвердить мысль, как мощь и сотворчество Бытия. Говорю не о рассуждении, не о мышле­нии, но о мысли, которая сметает поверхность Субстанции индивиду­альным ритмом и тем творит беспредельно. (47)