Об одержимости

Об одержимости

Практика агни йоги - В.В. Перевалов

При заклинаниях произносились распевы, составленные из ста­рых, порою лишенных смысла слов. Но не смысл, но ритм имел зна­чение. Так музыка сфер состоит не из мелодий, но из ритма. Когда развитой дух знает звуки сфер, он поймет явление мощи ритма. Так при нагружении терафима имеют значение воля и ритм.

Безразлично, в каких словах производится поручение терафи- му. Важно чередование наслоений и искренность непосредственной посылки и ритм, который может соответствовать Махавану. Только малое сознание нуждается в чужих приказах. Но развитое сознание может импровизировать слова согласно потоку психической энергии.

Незачем связывать себя заученными словами, лучше проникать­ся ритмом, когда каждый мускул сливается в устремлении с нервами. Как неделимое целое, вибрирует человек, и сила приказа наслаива­ется наложением рук на терафима. Нужно наполниться однородным устремлением, творя терафим. Каждый день не меньше трех раз нуж­но нагружать терафим.

Чтобы лучше наслоить волю, не делайте поверхность терафима слишком полированной, лучше покрыть тканью и можно применять курения смолистых веществ. Эвкалипт хорош. (421)

Об одержимости

Если люди могут овладеть новыми энергиями, то для слабых духов увеличится опасность одержимости. К вопросу одержимости следует отнестись научно. Два момента существования установлены: первый — непрерывность жизни в различных состояниях, второй — влияние воли одного существа на другое. Так существа, находясь в тонких телах разных степеней, могут направлять мысль на земных воплощенных. Неосознанная энергия может способствовать единению миров, но, соединяя высшее, она же открывает путь низшим, стремя­щимся сблизиться с земными эманациями. Нужно предупредить лю­дей о стойкости воли, ибо одержимость есть одно из наиболее недо­пустимых состояний. И лишь вмешательство третьей воли, твердой и чистой, может нарушить это беззаконие, которое поражает людей вне возраста и положения. Но даже выход одержателя недостаточен для излечения. Около тысячи дней опасность повторения не иссякает, больной должен пристально следить за мыслью своей. Несчетно коли­чество желающих внушить людям самые позорные мысли, но доста­точно иметь силу и найти ритм приказа, чтобы спасти человека. (227)